вторник, 31 января 2017 г.

Спецложе для де Голля. Как в СССР готовились к приему VIP-гостей


Бывший вице-мэр Волгограда подготовил к выпуску иронические воспоминания о своей работе в сфере ЖКХ. С его разрешения «АиФ-НП» заранее публикует самые забавные истории из книги.

Бывший вице-мэр Волгограда, руководитель Регионального центра общественного контроля в сфере ЖКХ Олег Капустин готовит к выпуску в свет необычную книгу - ироничные мемуары.

Визиты в город известных персон - всегда горячая пора для сотрудников коммунальных служб. Не ранее как этим летом волгоградцы были возмущены тем, как Центральную набережную спешно приводили в порядок к приезду президента Владимира Путина. Но ажиотажем и даже казусами такие события сопровождались всегда, и Олег Капустин, более 40 лет проработавший в сфере ЖКХ, знает об этом как никто другой. В преддверии выхода книги в свет автор поделился с «АиФ-НП» самыми забавными историями из нее.

Ложе для президента 
Шарль де Голль. 

В 1964 году в Волгограде ждали президента Франции генерала де Голля. Поселить его собирались в резиденции на улице Новороссийской, которую ещё называют «Домом гостей». Кстати, здание резиденции было построено в 1960 году к приезду президента США Эйзенхауэра. Построить-то построили, а вот Эйзенхауэр не приехал. В тот год над СССР был сбит американский самолёт-разведчик Lockheed U-2, отношения между странами накалились.

К приезду же французского президента пришлось делать в номере специальную кровать размером 2 на 2,5 м - рост у де Голля был более двух метров. Он приехал, переночевал и отбыл, а кровать осталась в номере. Прошло какое-то время, и в Волгоград приехал очередной важный гость - член Политбюро ЦК КПСС, министр сельского хозяйства. А росточком он был невелик. Его, конечно же, поселили в тот самый номер.

На следующий день за совместным завтраком тогдашний первый секретарь Волгоградского обкома КПСС Леонид Куличенко поинтересовался у гостя, как тот почивал. Ответ прозвучал такой: «Не спал совсем, всю ночь искал себя на кровати…»

Кровать тут же убрали в подвал, где правительственное лежбище облюбовал слесарь. А потом решили и вовсе выбросить никому не нужный (кроме слесаря) предмет интерьера. Пропасть раритету не дал главный инженер объединения «Чайка», который вывез его себе на дачу.

Микро­климат для Пельше
Арвид Пельше. Фото: Commons.wikimedia.org

В феврале 1980-го в город-герой приехал Председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Арвид Пельше. Разумеется, он остановился в резиденции на улице Новороссийской в номере для самых важных гостей. Визит сей был плановым, поэтому к нему готовились загодя.

«Я, как директор «Тепловых сетей», лично отвечал за тепло и горячую воду в здании резиденции. В день приезда Пельше состоялся последний обход объекта вместе с сотрудниками КГБ и подписание формуляров приёмки. Заходим в номер, где должен остановиться гость. Всё вроде бы нормально, но вдруг личный доктор Пельше заявляет: температура воздуха в помещении должна быть не выше 19 градусов, а у вас 24!» - рассказывает Олег Капустин.

Казалось бы, следует просто проветрить номер, но оконные витражи не открываются. Снизить расход и температуру пара нельзя, тогда температура в помещениях первого этажа, а это прежде всего банкетный зал, опустится до недопустимых 14-15 градусов. Что делать?

За окном солнечный день, температура в номере повысилась за счёт инсоляции. К вечеру она могла достигнуть в помещении и 30 градусов.

После совещания решили открыть дверь номера, светлые шторы заменить на тёмные и открыть окна в коридоре. Вот так и вышли из положения. К заселению Пельше солнце уже спряталось, и температура воздуха в номере упала до нужного значения. За этим следили специально назначенные люди!

Полкровати для Калашникова 
Владимир Калашников.

Однажды в Котельниково должен был прибыть с двухдневным визитом первый секретарь обкома КПСС Владимир Калашников. Было принято решение в номере для высокого гостя сменить мебель, так как имеющаяся была ну совсем плохонькой. 

В те времена с мебелью, особенно хорошей, были в стране проблемы. К счастью, в Котельниковском райпотребсоюзе в заначке оказался финский гарнитур. Но кровать, увы, была двуспальная. Местные чиновники, ничтоже сумняшеся, приняли решение распилить ее вдоль. Причём обе половинки в номер и поставили. 

«Варварство? Нет, находчивость! Таковы уж были тогдашние правила игры! Кстати, Калашников в районе ночевать не остался. А кровать жалко...», - комментирует автор.
Надурить Дурелунда

«В конце 1970-х в Волгоград приехала делегация коммунальщиков из Дании. Был среди них мой добрый друг Андрес Дурелунд. Встретили гостей, после официальных мероприятий показали город, а за день до отъезда решили прокатить по Волге на водоканаловском катерке «Утёс», - рассказывает Олег Капустин другую историю.

Разумеется, поездка предполагала и обеденную трапезу с некоторыми возлияниями. Словом, датчане были уже «тёпленькими», когда зашел разговор о чистоте воды. В это время мы находились в районе ГЭС.



- Ну, покажите - насколько чистая вода в Волге, - прищурился Дурелунд.
- Легко, - не моргнув глазом, ответил тогдашний главный инженер Жилкомхоза Никодим Глинкин.

Он бросил за борт ведро, привязанное к верёвке и, достав его обратно, сделал вид, что пьёт речную воду. Дурелунд впечатлился и тоже в мгновение ока нахлебался из ведра. Пришлось влить в него для профилактики желудочно-кишечных инфекций изрядную порцию водки.

Санузел для Алиева 
Гейдар Алиев. Фото: 

Гейдар Алиев был последним из членов Политбюро ЦК КПСС, посетивших Волгоград. А случилось это в бытность первого секретаря обкома партии Владимира Калашникова. В номере, где должен был жить высокий гость, проверяли всё, включая сантехнические приборы. 

Проверили работу унитаза, и - о кошмар! Выяснилось, что когда заполняется сливной бачок, слышен шум воды. Поступает команда - шум убрать!

«Сначала мы были в недоумении - как? Ответ на этот вопрос нашел обычный слесарь. На клапан надел резиновую трубочку, которая чуть не касалась дна бачка. Постороннего звука не стало. Всё гениальное - просто!», - вспоминает автор. 
Ремонт или парт­билет!

Была на предприятии «Тепловые сети» котельная «Динамо». Она обеспечивала горячей водой и теплом одноименный стадион, общежитие и «Дом гостей особого назначения». 

Котельная представляла собой подвал площадью 25 кв. м, в котором были три котла и насосы. Причём один котёл - паровой, так как отопление резиденции было воздушное и для работы кондиционеров нужен был именно пар. К гостинице вели шесть труб, пролегавших под землёй. И их состояние оставляло желать лучшего - строили теплосеть ещё немецкие военнопленные после войны. И каждый раз, когда начинали ремонт, в Волгоград обязательно приезжали высокие лица.
Эрих Хонеккер. Фото: 

«Так было и в 1979 году: мы получили разрешение на ремонт, но уже следующим утром - новый приказ обкома: закруглиться к концу следующего дня, - рассказывает Олег Капустин. - В Волгоград должен прилететь Эрих Хонеккер, первое лицо ГДР. «Капустин, у тебя есть 30 часов, чтобы котельная работала, или тебя не будет», - заявили мне в большом доме с колоннами. Речь, конечно же, шла не о расстреле, а о снятии с занимаемой должности. Часов эдак через 28 работы были почти завершены, осталось присоединить наружные сети. Котельная гудела: секретари обкома и горкома партии, заместитель председателя обл­исполкома, заведующие отделами, начальник облкоммунхоза и прочие лица. Такой концентрации пыжиковых шапок на один квадратный метр я больше никогда не видел. Кругом суета, все дают советы, перебивают, перекрикивают, спорят. А сидя за столом, уронив голову на промасленные рукава спе­цовки, спит бригадир - монтажник Кузьмич.

Самолёт с Хонеккером уже вылетел из Москвы! А злосчастные шесть труб, идущие к резиденции, до сих пор не присоединены. Ремонтная бригада просто не знает, что делать: где пар - оказывается горячая вода, где холодная - конденсат и так далее. У собравшихся чиновников началась истерика.

К этому времени все уже были исключены из партии, отданы под суд и преданы анафеме. Мы перепробовали все варианты. В это время спящий Кузьмич поднимает голову и говорит: «Эту трубу сюда, а эту сюда». Всем уже было всё равно, а потому обречённо сделали, как он сказал. Через 20 минут закончили сварку, включили, и всё заработало!»